В Мелитополе «запустили» социальное общежитие для переселенцев с Донбасса и из оккупированного Крыма

Сразу уточним: заселять будут уже второе по счету общежитие, а на очереди — третье, самое большое, где получат комнаты еще 55 человек, потерявших кров из-за аннексии Российской Федерацией Крымского полуострова и боевых действий, развязанных страной-агрессором в Донецкой и Луганской областях.

Отреставрированное двухэтажное здание на улице Гвардейской, где теперь разместилось социальное общежитие, выделяется нарядным розовым цветом среди обычных многоэтажек авиагородка, расположенного на окраине Мелитополя Запорожской области. Возле дома пока что нет ни скамеек, ни беседки, только выложенный плиткой тротуар. Переселенцы, приехавшие на открытие общежития, идти на контакт не спешат: больно говорить о потерях, сопровождавших внезапно изменившуюся жизнь.


*Отреставрированное двухэтажное здание на улице Гвардейской может принять в своих комнатах 27 человек. Фото автора

— Мы жили в частном доме в Первомайске Луганской области, месяц там прятались от бомбежек, — соглашается наконец пообщаться 60-летняя Вера Ивановна. — Уехать удалось по чистой случайности. Оставили все! Вот в чем сидели в погребе, в том и уехали, только документы забрали.

У меня там муж погиб! Он не захотел со мной ехать, а в дом попал «Град». Если бы я осталась, тоже могла бы погибнуть. Три года уже прошло с тех пор. Мне очень тяжело это вспоминать… (глаза собеседницы наполняются слезами). Поскитавшись по стране, приехали в Мелитополь. Первые дни ночевали на вокзале, затем сняли однокомнатную квартиру. А уже позже нас, как и других переселенцев, оформили в санаторий-профилакторий «Дубрава». Теперь вот выделили нам с сестрой комнату в этом общежитии. Помещения хорошие: широкие кровати с современными матрасами, стол, шкаф-купе, холодильник. Вещей у нас немного, приехали вообще с пакетиком, ну, а за прошедшее время немножко прибарахлились. Вот бы еще какую-то работу найти, но пенсионерам и тем более переселенцам в небольшом городе это нелегко. Выкручиваемся, как можем. И очень скучаем по родине…

В 2014 году Мелитополь принял более 6,5 тысячи переселенцев из Донецкой и Луганской областей. Собственными силами городская власть поспособствовала расселению оставшихся без крова людей в санатории-профилактории и частные гостиницы. А в августе 2015 года было принято решение об участии в конкурсе микропроектов от Украинского фонда социальных инвестиций (УФСИ) по созданию жилья для переселенцев и ремонта учреждений социальной инфраструктуры. И теперь здесь активно внедряется программа фонда, финансируемая правительством Германии с участием немецкого банка развития KfW.

— На сегодняшний день по официальным данным в Мелитополе проживает более 4,5 тысячи переселенцев, — сообщил заместитель городского головы Иван Федоров. — Кто-то устроился сам, другим мы стараемся помочь, чтобы они не чувствовали себя брошенными. Я благодарен Украинскому фонду социальных инвестиций, его представителям и немецкому правительству за то, что они создали такую программу и помогли городам, в том числе и нашему, построить социальные общежития. В августе было открыто первое социальное общежитие на шесть комнат, в которых проживает 13 человек, в доме по улице Героев Сталинграда. Общежитие на улице Гвардейской сможет вместить 27 человек, на очереди открытие еще одного большого общежития на улице Интеркультурной. Надеемся, что когда-нибудь ситуация стабилизируется и эти люди смогут спокойно вернуться в свои родные дома, но на сегодняшний день наша основная задача — максимально содействовать и помогать всем.

Как сообщила консультант по социальным вопросам УФСИ Татьяна Бовт, замена крыши здания и окон, утепление фасада и цоколя, отделочные работы и установка новой системы отопления обошлись почти в 3,2 миллиона гривен. При этом по требованию инвестора использовались новейшие технологии ремонта.

Будущим новоселам торжественно вручили ключи с сертификатами на получение комнаты, и они отправились осматривать помещения. В комнате под № 2 на столике — буханка хлеба и не солонка, а целая пачка соли (словно напоминание о пережитых тяготах). Здесь будут жить уже знакомая нам Вера Ивановна с сестрой Надеждой.

— Будем переселяться на следующей неделе, когда все коммуникации подключат, — улыбается Вера Ивановна. — Но хлеб-соль моя сестра уже занесла в нашу будущую комнату, как и положено на новоселье.

Еще в одной комнатушке на холодильнике обнаруживаю… магнитики.

— Это дочка прикрепила, — поясняет бывший шахтер Сергей, приехавший в Мелитополь из поселка Металлист Славяносербского района Луганской области. И рассказывает свою печальную историю: — До нас очень быстро дошли военные действия, там и сейчас не очень спокойно. Младшей дочке Дашеньке тогда было всего шесть, и она лежала в больнице с воспалением легких. Вечером я пришел со смены, а жена позвонила и попросила подменить ее: «Я съезжу домой, хоть выкупаюсь и переодеться возьму». То есть я — к Даше в больницу, а она — к старшей дочке домой. Ну и поменялись… Они обе погибли во время обстрела… Старшей доченьке тогда было девять лет, как сейчас младшей. Я уехал оттуда только в сентябре этого года: друзья заставили — потому что начал регулярно бегать на кладбище. Пацаны говорят: «Ты так и с головой поругаешься, лучше уезжай отсюда».

Я работал на шахте, но сейчас уже и она закрыта, ее затопило водой. Перебраться в Мелитополь посоветовали знакомые. Правда, первые дни, как приехали, вынуждены были жить с дочкой на железнодорожном вокзале. Потом таксист подсказал, куда обратиться, помог, так понемножку и освоились. Сейчас работаю на местном предприятии грузчиком. Дочка в школу ходит. Стараюсь с ней не разговаривать про семейную беду, ее вывели из стрессового состояния с помощью психологов, она стала более-менее спокойным ребенком. Я теперь для нее и папа, и мама…

Первое социальное общежитие, сданное в эксплуатацию четыре месяца назад, обустроили в жилой пятиэтажке, в помещении, где ранее располагалось отделение Управления соцзащиты населения. Как же там живется переселенцам? В рабочее время удалось застать дома только Екатерину Разбаеву, нянчившую маленького сынишку Юру.

— Мы с мужем и дочкой, которой сейчас семь лет, жили в Крыму, — делится воспоминаниями хозяйка комнаты. — После того как Крым был оккупирован «зелеными человечками», уехали в Славянск. Муж работал тренером детской футбольной команды, а я — преподаватель, филолог. Но потом пришлось эвакуироваться и оттуда. В Мелитополь переехали около двух лет назад. Выбрали этот город, потому что он достаточно близок к Крымскому полуострову, где у меня остались мама, брат, родня, — чтобы можно было съездить в гости. Правда, для этого нужно оформить документы на детей.

В Славянске было страшно оставаться. Мы опасались, что позже просто не сможем оттуда выбраться, поэтому успели еще до боевых действий, до всего того ужаса… Взяли с собой только самое необходимое, в основном детские вещи и документы. В тот момент даже не задумывались, надолго ли покидаем дом, все произошло настолько внезапно…


*»Мелитопольцы нас всячески поддерживают», — говорит Екатерина из Крыма. Женщина с двумя детьми проживает в самом первом общежитии, построенном для переселенцев

— Как вас встретили в Мелитополе?

— Не было каких-либо косых взглядов, недоверия. Как только обратились в Территориальный центр социального обслуживания, нас поселили в санаторий «Дубрава» без всяких проблем.

Удалось найти друзей и среди горожан. Например, Даша во дворе на детской площадке познакомилась с ровесниками и подружилась с девочкой, которая выгуливает собачку. Ну, а мы стали общаться с ее мамой. И мелитопольцы нас поддерживают. Осенью, когда начался массовый сбор урожая, от фермеров нам привозили в подарок овощи, семьям с детьми небезразличные люди передавали игрушки.

Рядышком находится замечательный детский сад, куда я уже записала Юрочку, Даша учится в школе неподалеку, а еще ходит на тренировки по карате — она мечтала надеть кимоно. Конечно же, эти переезды очень сильно повлияли на доченьку, появились изменения в характере. Вроде бы говоришь с ней — все понимает, но может тут же сделать наоборот. Эту проблему будем решать совместно с классным руководителем и школьным психологом.

— А сколько вы платите здесь за коммунальные услуги?

— Мы получили всего несколько платежек, и только последняя была с оплатой отопления, да и то за неполный месяц — получилось 800 с чем-то гривен. Но у нас же без проблем оформляется субсидия, мы все подали на нее документы, и заявление приняли без очереди. Так что в новой платежке, наверное, уже пересчитают то, что мы уплатили.

Правда, не все так замечательно в жизни Екатерины: полтора года назад она похоронила мужа. У 40-летнего мужчины оторвался тромб — и он скончался еще до рождения желанного сынишки.

— За новостями следите — что там в ваших родных краях происходит?

— Конечно! И смотрим, и слушаем, и в Интернете читаем. Хочется не просто вернуться, хочется, чтобы вернулось то время, когда не было войны, разрухи… С мамой и братом общаемся по Интернету, скучаем друг по другу. Мама, конечно, хотела бы, чтобы мы были поближе и она могла оказать помощь. Но мы же родились и выросли в Украине! Даже если я говорю на русском языке, это не значит, что я не знаю или не люблю украинську мову… Мама еще работает. К счастью, не в той сфере, где приходится озвучивать свои политические предпочтения. Она держит свое мнение при себе или делится только с самыми близкими людьми.

— По чему именно скучаете, чего вам не хватает?

— Пожалуй, стабильности… Когда ты понимаешь, что ляжешь спать, а завтра проснешься — и все будет хорошо. Сейчас такой уверенности нет. Неизвестно, надолго ли мы здесь и что будет дальше.

Примечательно, что решали, кого из переселенцев в приоритетном порядке следует поселить в социальное общежитие, не чиновники, а сами «новые мелитопольцы», которые, по словам заместителя городского головы Ивана Федорова, смогли самоорганизоваться и создать деятельный совет под руководством Марины Лях. «ФАКТАМ» удалось пообщаться со Светланой Ендовицкой, представителем оргкомитета по созданию очереди.

— В новом, третьем, общежитии получим комнату и мы, — говорит молодая мама с младенцем на руках. — Там поселятся семьи с детьми, не будет одиноких и пенсионеров. На Гвардейской комнаты небольшие, и бабушкам легче ужиться вдвоем, чем в большой комнате вчетвером. А там комнаты рассчитаны на несколько человек. У нас это четвертый ребенок, а когда уезжали из Луганской области, детей было трое. Жизнь продолжается. Старшей дочери уже 18 лет, она учится в харьковском институте, другим детям 13 и 6 лет, и вот малышке пять месяцев.

Мы сбежали 9 июля 2014 года, когда поблизости начали бомбить аэропорт. Из вещей взяли только то, что могли унести в руках. Думали, что покинем дом на лето, а осенью вернемся.

Моя 64-летняя мама осталась дома, потому что жилье без надзора и ухода рушится, подвергается набегам. Наших знакомых обокрали, вынесли все вещи, вплоть до отопительного котла… Сейчас там боевых действий нет, но за маму все равно переживаю. Денег ей катастрофически не хватает, тем более что она гипертоник, диабетик, тяжелейший инфаркт перенесла. То есть, рискуя своей жизнью, она бережет наше гнездышко в надежде, что мы вернемся. Да и сейчас зовет, считая, что лучше в своем доме жить, чем скитаться в чужом городе, снимать жилье… Но мне не нравится позиция тех людей, которые там остались, пусть даже это мои родственники, знакомые: «Ну, мы же как-то здесь выживаем!» Мне это неприятно. И я маме говорю, что не хочу «как-то выживать», я хочу жить!

Дякуємо: fakty.ua

(Visited 18 times, 1 visits today)

Избитый демонстрантами в Москве полицейский podol2468
5 минут Полет нормальны, ДНР, Донбасс, ГРАД с... podol2468

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*